Владимир Большаков Прибужье.рф

Разделы

маркированный список

Главная

маркированный список

Аудио книги

маркированный список

Фото галерея

маркированный список

Книги

маркированный список

РАССКАЗЫ

маркированный список

роман

маркированный список

Стихи

маркированный список

Песни

маркированный список

видео

маркированный список

Биография

маркированный список

Гостевая книга

 

E-mail: bvv@mstart.ru

 

 

Владимир Большаков

ПРО СЕВЕРНЫХ КАБАНОВ,

БОБРА И УТЕПЛЕННЫЕ ЛЫЖИ

 

Полутьма сказочной пеленой опускалась на землю. В этой пелене тонули деревья, кусты и камыш. На западе полутьма быстро доедала полоску багрового заката. На небе появились первые звезды. Я сидел, прислонившись спиной к березе, скинув бродни и давая отдых уставшим ногам. Ружье лежало рядом. Иногда тишину нарушал свист крыльев, утиные стайки шли на кормежку. Еще издали я услышал шум шагов, а потом увидел и луч фонарика, мелькающий на тропинке, протоптанной средь камыша. «Кому-то тоже не сидится дома», – мелькнуло у меня в голове.  

Немного подождав, пока человек подойдет поближе, я поднялся.

- Ну ни хрена себе, вот это встреча, - услыхал я знакомый голос. – Ты чего, Вованыч, спятил? Ночами по карьерам лазишь. Сидел бы дома, да свои вирши сочинял, а не пугал людей.

Это был мой друг Андрюха. Он подошел, пожал руку и полуобнял меня. Этой встрече был я искренне рад. Андрей был племянником моих, ныне покойных, друзей – Александра и Николая, знаменитых черустинских охотников и рыбаков. Потаскали его покойные дядьки по лесам и карьерам, да так потаскали, что «съехала крыша», как говорится, у парня. И допытываются друзья в компании у Андрея, где он чаще ночует: у себя дома или в лесу у костра. А кроме любви к родной природе, унаследовал он от дядек умение пошутить и рассказывать разные байки. Наши знаменитые эстрадные сатирики от зависти бы взвыли, послушав Андрюху. Да и рассказывал он, не меняя выражения лица. А любил он разводить приезжих охотников, которые, одевшись в дорогой камуфляж и взяв в руки ружье, мнили себя настоящими «Дерсу Узала».

- Ну, Вованыч, чего взял? Навалял, наверное, на самосвале не увезти.

- Да наваляешь тут. Двух сбил, а в камышах не нашел, надо бы Фильку с собой взять.

Я закурил и сел на свое место. Присев, закурил и Андрей.

- На, Вованыч, - протянул он мне одного селезня. – Мне одного хватит. А то забудешь, как дичина пахнет. Ты куда? Домой собрался?

- А чего, Андрюх? Вот надышался воздухом, думал, покурю и домой. Машина метрах в трехстах стоит отсюда.

- Да видел я твою машину, свою рядом поставил. Давай-ка пойдем к машинам. Там разведем костерок, да в чаек поиграем. Не каждый день вот так встречаемся.

- Заметано, Андрюх! Пошли!

Не прошло и получаса, как весело потрескивал костерок, над огнем висел котелок с водой, а мы, нарезав ломтиками сало и насадив их на прутики, поджаривали их над огнем. Вкусней ничего и не придумать. Сало швырчало над огнем, распространяя неповторимый запах, и вызывало дикий аппетит.

- Чего, Вованыч? Может, до утра останемся, зорьку встретим?

- Не, Андрюшк! Я бы с удовольствием, но… Утром по делам мотать надо.

- А я останусь. Завтра пятница, три дня тут нечего будет делать. Москвичей понаедет, пальба начнется как на Курской дуге.

- Эт ты, Андрюшка, прав! Любят ребятишки оторваться. Эт не мы раньше, каждый патрон на учете. Сидишь вечерами, заряжаешь. А щас… Заехали в магазин, бабки кинули, тыщонку взяли и на охоту. А с охоты окромя пустых патронташей да опухших морд ничего не везут. Не все, конечно, попадаются и среди них настоящие, но мало. Настоящие-то за северным кабаном сюда не ездют. А, Андрюшк?

Андрей, стаскивая зубами кусочки сала с прутика, хитро сощурил глаза и улыбнулся. Засмеялся и я.

Как-то в начале зимы Андрей, наш друг Леха и я пили чай и подшучивали друг над другом, вспоминая разные охотничьи истории. Вдруг у Андрея зазвонил телефон. Звонили из Москвы насчет охоты.

- Андрей, как там на кабанчика сходить? Можно?

- А чего нельзя? Все можно. Заедете в Шатуру, оплатите лицензию, и никаких вопросов. Собачки есть, сейчас как раз северные зашли, - с серьезным видом произнес Андрей и погрозил нам кулаком.

- Какие северные?

- Как какие? Кабаны северные.

- А разве такие есть?

- Ну вы даете, мужики, а еще себя охотниками называете. Литературу хоть почаще охотничью читайте.

- Андрей! А чем они отличаются?

- А почти ничем. Они в основном в северных областях живут. А там и морозы покруче, и снега поглубже. Вот они и приспособились. Шкура погуще, да и морда более вытянута и загнута на бок, чтоб удобнее в снегу копать.

- Да??? А мы и не знали!

Наш смех с Лехой смехом назвать было нельзя, было что-то неописуемое, а Андрюха лишь улыбался.

- Вованыч! Ты продолжение этой истории не знаешь, – Андрей налил в кружку чай и закурил. – Приезжали они на охоту, завалили кабанчика и полчаса спорили и фотографировали его – северный это или нет. А потом увидели у меня лыжи и начали допытываться, почему они мехом подбиты. (Лыжи Андрей получил в подарок от друзей, сибирских охотников. Были они очень легкие, полозья подбиты камусом и являлись его гордостью).

- Ну и чего? – мое лицо расплылось в улыбке, в ожидании ответа, и я поставил кружку с горячим чаем на землю, чтоб не плеснуть на себя. Я знал, что ответ будет шикарный.

- Ну чего, чего! Объяснил им, что когда стоишь на деревяшках, ноги мерзнут. А если есть мех между лыжами и снегом, то ногам намного теплей – поверили.

- Андрюх, завязывай! – произнес я, вытирая слезы.

- А чего завязывай? А ты чего, этого не знал? – и он сам рассмеялся.

- Да, Андрюшк! Тебе бы только писателем-фантастом быть. Откуда у тебя такие умные мысли в башке рождаются?

- Не, Вованыч! Пиши уж лучше сам, у тебя лучше получается. А мне легче километров двадцать на лыжах отмахать, чем страницу написать. Да про бобра не забудь, пусть люди знают, какие у нас умные зверьки водятся.

- Ну, Андрей! Чего-чего, а про бобра до самой смерти не забуду, - и я расхохотался.

В один из осенних дней, после вечерней зорьки у костра собралась шумная веселая компания. Приезжие московские охотники резко выделялись среди местных. Подогретые водочкой, они шумно спорили. Они знали об охоте все. Местные снисходительно поглядывали на них, перемигиваясь меж собой, и посмеивались. Спор шел о собаках. Выходило так, что у них не собаки, а какие-то монстры. На охоту можно было и без ружья ездить – собаки дичи натаскают. Андрей сидел, молча потягивая чай и затягиваясь сигаретой. Когда спор начал заходить слишком далеко, он поставил пустую кружку на землю и, потягиваясь, поднялся.

- Ну чего вы галдеж на весь Острый Мыс подняли? Собаки, собаки – подумаешь, невидаль какая. Вы бы попробовали дикого зверя приручить – это другое дело.

- Какого зверя? – произнес один из москвичей.

- Какого, какого? Дикого! Вот у моего знакомого егеря вместо собаки бобр живет.

- Да иди ты!

- Чего иди! Мне не веришь? Заводи машину, поехали, носом ткну. Бьем по рукам на ящик коньяку. (Андрей прекрасно знал, что все выпивали, и за руль никто не сядет).

Москвич почесал затылок, потом задумчиво произнес:

- А вообще, чем черт не шутит. Приручают же медведей, рысей. И как он там живет?

- Как живет, нормально! – произнес Андрей, закуривая. – Сидит на цепи, дом охраняет. Единственно чего плохо – лаять не умеет. Молча кусает. А зубищи-то, во… Двоих в больницу зашивать дырки после зубов возили. Но зато с дровами никаких проблем. Вечером трактор телегу выгрузит, за ночь на швырки разделывает. Почище бензопилы. Бери, да в печку, добавил Андрей с серьезным видом, усаживаясь на свое место.

 Смеяться мы не могли, чтобы не подводить Андрея. Приходилось сдерживать себя, и лишь когда отходили в сторону от костра – давали волю смеху.

Таким был Андрей. Я с интересом смотрел на него, ожидая чего-нибудь новенького, но он молчал. Костер догорал, я взглянул на часы.

- Ни хрена себе, - произнес я, подымаясь. – Время-то, первый час уже. Поеду потихоньку, Андрюх!

- Ну давай, Вованыч, дергай!

Он поднялся, протягивая мне руку.

- Если что, пиши!

- Ладно, договорились.

Усевшись в машину, завел мотор и медленно двинулся в темноту.

 

Черусти Моск. обл.

© Copyright 2011-2016 Прибужье.рф